"Перл-Харбор XXI века": названы сценарии мировой войны из-за Тайваня

57ffd55eca0caa063407a5d5bf79b3c4.jpg

Небольшой остров может довести ядерные супердержавы до глобального конфликта.

Внимание европейского сообщества приковано к событиям на Украине. Но есть на планете еще один уголок, где может полыхнуть начало Третьей мировой. Это – Тайвань, который не хочет считать себя частью КНР. И в этом нежелании его упорно поддерживают США, заявляя о готовности защищать остров. Военные и политические эксперты разных стран в эти дни заявляют о том, что опасность вооруженного конфликта вокруг Тайваня - самая высокая за последние 40 лет. Президент Всероссийской полицейской ассоциации, генерал-лейтенант, доктор юридических наук, заслуженный юрист России, профессор Юрий Жданов рассказал о возможных перспективах развития ситуации вокруг Тайваня.

– Юрий Николаевич, действительно ли из-за маленького острова может полыхнуть Третья мировая?

– Может. Но это не значит, что обязательно полыхнет. Как правило, все стороны конфликта будут эксплуатировать сложившуюся ситуация, балансировать на лезвии ножа, чтобы извлечь на обоюдном страхе максимальную выгоду, но не ввязаться в вооруженный конфликт, тем более – глобальный. В истории это иногда удавалось.

Вот и сейчас 21 июня 29 военных самолетов Народно-освободительной армии Китая (НОАК) вошли в опознавательную зону ПВО Тайваня. В операции участвовали истребители, стратегические бомбардировщики, противолодочные самолеты и другие воздушные суда НОАК. Официально это были учения.

Ранее китайские СМИ уже предупреждали о том, что на фоне роста напряженности в Тайваньском проливе НОАК будет применять наиболее жесткий из всех возможных сценарий военных учений.

Как известно, недавно президент США Джо Байден заявил о готовности защищать Тайвань военным путем, если это потребуется. На что министр обороны Китая Вэй Фэнхэ предостерег Вашингтон от вмешательства в кризис вокруг Тайваня и заявил, что если остров провозгласит независимость, то Пекин «без колебаний начнет войну и не постоит за ценой».

В эти же дни Председатель КНР Си Цзиньпин утвердил документ, разрешающий применение вооруженных сил Китая за пределами страны в «военных операциях, кроме войны». Многие сразу же провели параллель с термином «специальная военная операция». Этот документ не опубликован, но есть его описание в китайской прессе. Там говорится о видах операций, как они организуются, обеспечиваются организационно и политически.

И вот такое совпадение – в эти дни на воду спущен китайский авианосец «Фуцзянь» - третий в составе ВМС КНР по счету и первый, сделанный полностью по китайским суперсовременным технологиям. Это самый большой неатомный авианосец в истории мирового кораблестроения. Он больше американских авианосцев типа Kitty Hawk.

– И все же, неужели из-за маленького острова две гигантские ядерные супердержавы, с чудовищными военными потенциалами готовы сойтись в смертельной схватке?

– Еще Шекспир в своем бессмертном «Гамлете» писал о ничтожном клочке земли, на котором не уместятся все убитые за этот клочок. Но, как вы заметили, это – только повод. Страшные войны начинались и по менее серьезным поводам. Семилетняя война между Пруссией с одной стороны и Францией, Австрией, Саксонией и Россией – с другой, началась из-за не сдержанности королевского языка Фридриха II, который, будучи не совсем традиционной ориентации, умудрился непотребно обозвать сразу трех державных дам – фаворитку французского короля и двух императриц – австрийскую и русскую. Наверное, приревновал – это так по-европейски! И чуть не потерял корону, в Кенигсберг и Берлин даже вошли русские войска. Хотя конфликт можно было исчерпать простым извинением.

А выстрелы сербского террориста Гавриила Принципа, убившего эрцгерцога Австро-Венгрии Фердинанда и его жену, вызвали Первую Мировую. Хотя, опять же, требовалось лишь вмешательство уголовной полиции и усердие дипломатов.

И таких примеров можно привести десятки. Но за каждым вроде бы мелким поводом стоят более серьезные причины конфликта. Все они подробно описаны историками.

– И каковы причины «тайваньского вопроса»?

– Таких причин полный комплект – исторические, идеологические, экономические и военные. Не буду углубляться в подробности, но КНР после гражданской войны считает Тайвань своей территорией и даже представляет этот остров в ООН. Но высочайший уровень экономики и уровень жизни Тайваня бросает тень на коммунистический Китай, сравнение с которым пока не всегда в пользу Китая. Кроме того, сепаратисты в Тибете и Синьцзяне, глядя на Тайвань, питают какие-то надежды.

На острове площадью чуть более 36 тысяч километров, где проживают около 24 миллионов человек, производят 60 процентов всех полупроводников в мире и львиную долю всяческой бытовой электроники. Почти все фирмы США зависят от тайваньских поставок, а по инвестициям в Азии Тайвань уступает только Японии. Здесь в промышленных масштабах добываются многие полезные ископаемые, в том числе газ. И при этом остров считается аграрной страной – здесь 60 процентов сельскохозяйственных земель заняты сахарным тростником. Отказаться от такого «бриллианта» Китай не сможет.

Но главное, заполучив Тайвань, который находится на стыке двух морей – Южно-Китайского и Восточно-Китайского, - Китай обеспечивает полную безопасность своего побережья, отодвинув потенциальную угрозу на 160 километров. И получает прямой выход в Филиппинское море и Тихий океан.

– Почему Китай до сих пор не решил «тайваньский вопрос»? Ведь китайская армия – самая многочисленная в мире. А мобилизационный ресурс с учетом самого большого на планете населения и вовсе бесконечен.

– У Тайваня армия тоже немаленькая – 300 тысяч человек, а мобилизовать он сможет 3 миллиона. Но за последние 500 лет китайцам, мягко говоря, не часто везет на поле боя. Разве что, когда они воюют друг с другом. Китай несколько раз намеревался вторгнуться на остров, но встревали США.

– Но сейчас, видимо, Китай хорошо подготовился?

– Видимо, подготовился, о чем говорят и американцы. И даже предполагают возможный ход событий. Так, Джефф Шогол, старший репортер Пентагона, опубликовал на сайте Task & Purpose статью «В войне с Китаем американская территория Гуам, вероятно, станет Перл-Харбором ХХI века».

Он пишет, что «Стейси Петтиджон, эксперт по оборонной стратегии и военным играм, рассказала журналистам, что большинство варгеймов (игры по моделированию военных действий), связанных с китайским вторжением на Тайвань, которые она возглавляла, начинались с того, что команда, играющая за Китай, атаковала американские базы на Гуаме и в других местах Тихого океана, чтобы помешать американским военным ввести значительную боевую мощь на ранних стадиях боя».

Кстати, Петтиджон - директор программы по обороне Центра новой американской безопасности - CNAS (Вашингтон, округ Колумбия). То есть, эта дама – действительно серьезный специалист в области обороны, в отличие от некоторых европейских военных министров, тоже женщин, у которых есть кое-какие познания только в гинекологии.

Нокаутирующий удар по Гуаму, считает Петтиджон, соответствует китайской военной доктрине — ее стратегии контринтервенции на начальных этапах боя:

«Гуам, который находится более чем в 1700 милях от Тайваня, является домом для базы ВВС Андерсен, где бомбардировщики B-52 размещаются на ротационной основе. Там также находится военно-морская база ВМС США в гавани Апра, где базируется несколько подводных лодок.

Согласно последнему отчету министерства обороны США о военной мощи Китая, в настоящее время Китай имеет 300 баллистических ракет средней дальности (DF-26) с расчетной дальностью почти 2500 миль, которые способны поражать корабли Гуама и ВМС США».

– Насколько известно, Китай тоже не особо скрывает своих военных приготовлений?

– Да, в 2020 году ВВС Китая опубликовали видео, на котором один из их бомбардировщиков H-6, способных нести ядерное оружие, наносит имитацию удара крылатой ракетой по аэродрому, имеющему ту же схему, что и база ВВС Андерсен.

Признавая угрозу, исходящую от Китая, американские военные начали укреплять свою оборону на Гуаме, где министерство обороны выделило более 11 миллиардов долларов на военное строительство в течение следующих пяти лет. Агентство противоракетной обороны также запросило у Конгресса 539 миллионов долларов для защиты острова от китайских баллистических и крылатых ракет и гиперзвукового оружия.

– Как, по мнению американцев, выглядит сценарий возможного конфликта?

– Петтиджон проводит военные игры, спонсируемые Пентагоном, как в CNAS, так и в RAND Corporation, с 2014 года.

В тайваньских сценариях команда, играющая за Китай, обычно поражает Гуам массированным огнем баллистических и крылатых ракет, снаряженных суббоеприпасами, то есть, кассетными зарядами, чтобы уничтожить базу ВВС Андерсен, и, возможно, расширяет атаку на аэродром США на острове Тиниан.

А затем бомбардировщики H-6 запускают свои крылатые ракеты большой дальности, чтобы топить корабли в гавани Апра и атаковать склады горючего. Затем они проводят повторные атаки на Гуам, чтобы помешать военным инженерам США устранить повреждения аэродромов и других объектов.

«Есть опасения и по поводу удара по территории США, — считает Петтиджон. - Большинство «красных команд» (вражеских сил) признают это, и многие из них обычно предполагают, что Соединенные Штаты вмешаются на стороне Тайваня. Оперативные преимущества уничтожения ключевых американских баз и логистических узлов, в частности, на Гуаме, перевешивают риски».

– Значит, даже сами американцы до конца не уверены, что США вмешаются в конфликт?

– По словам Петтиджон, в этих играх команды, играющие за Китай, обычно скептически относились к тому, что Соединенные Штаты ответят ядерным оружием на обычную атаку. По ее словам, многие эксперты также считают, что Китай увеличивает свои запасы ядерного оружия, чтобы сдержать ядерный ответ США на нападение на Гуам.

Хотя китайское вторжение на Тайвань часто называют наиболее вероятным сценарием, который приведет к войне с Соединенными Штатами, стоит отметить, что закон, регулирующий отношения правительства США с Тайванем, не обязывает Соединенные Штаты вставать на защиту острова. Вместо этого в Законе об отношениях с Тайванем 1979 года говорится, что «любые попытки определить будущее Тайваня иными, чем мирными средствами, включая бойкоты или эмбарго, считаются угрозой миру и безопасности в западной части Тихого океана и вызывают серьезную озабоченность у Соединенных Штатов». Президенту США также придется работать с Конгрессом, чтобы определить «соответствующие действия в ответ на любую такую ​​опасность», говорится в законе.

– Очень обтекаемо, чтобы не брать на себя ответственность. Теперь что-то изменилось?

– Президент Джо Байден ненадолго перевернул более чем 40-летнюю стратегическую неопределенность, когда репортер спросил его в мае 2022 года, готов ли он вмешаться в военный конфликт, чтобы защитить Тайвань, и он ответил: «Да» и «Это обязательство, которое мы взяли на себя». Помощники Байдена быстро вмешались и дезавуировали слова своего престарелого лидера, который все чаще впадает в склеротическую задумчивость. Они заявили, что политика правительства США в отношении Тайваня не изменилась.

Однако Тимоти Хит, старший научный сотрудник международной оборонной корпорации RAND, предполагает, что, вполне возможно, Китай сможет избежать нанесения ударов по американским военным базам, если будет убежден, что Соединенные Штаты не станут защищать Тайвань.

Но если китайские лидеры будут уверены, что США не останутся в стороне от войны за Тайвань, они предоставят своим военным командирам полную свободу действий для нападения на военные базы США на Гуаме и в других местах, чтобы вывести из строя как можно больше военного потенциала первыми залпами, прежде чем они смогут вступить в бой.

Кроме того, считает Хит, на Гуаме сосредоточены американские активы, которые незащищены и уязвимы. Поэтому для НОАК может быть очень заманчиво нанести удары по этим объектам.

– То есть, ясности в ситуацию эти экспертные оценки не внесли?

– Только насторожили Китай и Россию. С другой стороны, есть и польза. Невротические, бессвязные, постоянно противоречащие самим себе действия и заявления руководителей США, Евросоюза, ведущих европейских государств в отношении событий вокруг Тайваня и на Украине еще больше укрепляет политический, экономический союз и военное сотрудничество России и Китая.

У наших стран есть четкие национальные интересы и понимание того, что их защита с помощью мощного военного щита – единственное, что может обеспечить мирное сосуществование на планете.