Самозанятые мигранты выведут из страны триллионы": Почему бизнесмен Андрей Павлов попал под прицел

667d76ef47277.png

Вот уже несколько месяцев идёт массированная информационная атака на предпринимателя Андрея Павлова, который известен не только как основатель группы Zenden — одного из крупнейших игроков на обувном рынке России, но и в качестве автора концепции "потребительского патриотизма". Павлов часто выступает с резкой критикой по различным вопросам — и по бизнес-темам, и по миграционной и демографической политике. По мнению ряда экспертов, из него пытаются "слепить" ярого оппозиционера и "спекулянта на патриотизме". Царьград тоже оказался ввязан в эту историю. Но мы решили дать право на ответ самому Андрею Павлову — и в ходе нашей беседы прояснить и его позицию по "больным темам", и из-за чего, собственно, он стал объектом такого медийного наката.

"А потом потолок бы на голову упал": Почему закрылся проект в Крыму

Царьград: Андрей, прежде чем встретиться с вами сегодня, я довольно скрупулезно изучил множество разнообразного материала, касающегося обвинений, которые звучат сегодня в ваш адрес. В том числе относительно участия вашей компании в проекте под названием "Крым Шуз" в Крыму, где вы стали резидентом Специальной экономической зоны (СЭЗ) с различными преференциями, и довольно демонстративного выхода оттуда. Этот вопрос сейчас, кстати, наиболее бурно обсуждается: "Павлову всё дали, он увёл кучу денег и вывел бизнес из Крыма". Итак, что произошло?

Андрей Павлов: Там бизнеса давно уже нет. По факту мы его свернули в 2017-м, спустя два года после того, как он стартовал. И это был очень небольшой проект в структуре моего бизнеса, у меня вообще десятки проектов, сотни партнёров и тысячи контрагентов, и эта компания "Крым Шуз" являлась одним из них. Там было ещё два учредителя, помимо меня. Скажем так, проект не удался.

— Но он был интересен больше не как источник дохода, а тем, что вы "зашли" в Крым, когда многие предприниматели старались дистанцироваться от присутствия на полуострове — опасались санкций, каких-то особенностей, так скажем... А вы стартовали, что-то начали делать, получили "билет" в СЭЗ, но потом свернулись.

— Да, это так. Мы шили обувь и шьём обувь в России на десятках фабрик. Это я о том, что мне необязательно иметь собственные фабрики (по пошиву), тем более с учётом того, как выстроена налоговая политика в отношении производств в лёгкой промышленности — со всеми налогами без каких-либо льгот. Это невозможно. Поэтому у нас доля лёгкой промышленности (составляет) всего 1% от ВВП, а в советское время, для сравнения, в РСФСР в 1990-м это было почти 12%.

Источник >>

Фото // коллаж Царьграда ©